"Адо" на Форпосте (фотоистория 1990 - 2000)

Рок-клуб, которого больше никогда не будет

12.10.1990
press to zoom
D.Ivanov
press to zoom
Ado/Forpost/1991
press to zoom
press to zoom
Gorokhov & Younkine
press to zoom
Drummers
press to zoom
The Guitar of I.Shapovalov
press to zoom
Ado & Friends 2000
press to zoom
Forpost 2000
press to zoom
1/1

Памяти создателя клуба "Форпост" Алексея Яковлева, который скончался в октябре 2021 года. Вспоминает Андрей Горохов (для книги "Лёша Яковлев и его Форпост").

A.Yakovlev.jpg

Мы познакомились с Алексеем во время записи в студии "Форпост" нашего первого студийного альбома "Останови меня, Ночь". Начали мы работу зимой 1990 года и закончили только в июне. 

Лёша работал на "Форпосте" по педагогической линии (по образованию он был педагог - историк). Вход в музыкальную студию был со двора дома номер 28 по Хамовническому валу. Но мы понятия не имели, что главный вход в объединённый пионерский клуб "Форпост" был с улицы и помещений там было очень много. Буквально весь длинный цокольный этаж был занят кабинетами под кружки, фотолабораторию и т.п.

Но главное, что по соседству со студией (практически через дверь) был небольшой концертный зал, который вскоре и стал тем самым рок-клубом "Форпост". Наверняка какие-то мероприятия там проводились и раньше, но регулярность концерты обрели под руководством Яковлева, который всю техническую сторону взял на себя. А человеком он был ответственным и поэтому дела вскоре пошли в гору.

Первое выступление произошло 12 октября 1990 года с участием пяти групп. "Адо", "Лаэртский бэнд", бывшая киноактриса Ольга Кочеткова и группа "Ю", рязанский "Дом художника" и собственно группа "Фак'т" с участием самого Алексея на гитаре и вокале. В группе также играл его друг и один из звукорежиссёров студии Денис Родионов (бас).

Все приглашённые артисты были с нашей стороны, а "Фак'т" выступал, как хозяин площадки. Шура Лаэртский остался так доволен выступлением своей группы и записью концерта, что выпустил его как магнитоальбом, который назвал просто "Концерт 12 октября". 

Стоит сказать и об одном довольно страшном событии. Уже после нашей сессии "Останови меня, Ночь" (через несколько месяцев) музыкальная студия была ограблена. Причём ограбление было вооружённым. Я знаю эти детали, потому что преступление было совершено в смену звукорежиссёра Димы Иванова, который наш альбом и записывал. Я тогда позвонил Алексею, но ему было сложно обсуждать эту тему и мы к ней больше не возвращались.

Позже на "Форпосте" выступали "Крематорий" (мы тогда сделали пару общих концертов в пользу Александра Чернецкого), "Тамбурин" (и это были первые концерты группы в Москве, как оказалось), "Адо" сделали там целую серию выступлений по поводу выхода своего первого винила. И многое другое.

Через пару лет клуб закрылся на капитальный ремонт и концерты прекратились. Мы переехали в подобное помещение на Проспект Мира. Но после возобновления работы "Форпоста" с удовольствием вернулись и регулярно там играли. И уже тогда в клубе появился бар, магазин, репбаза и т.д.  Концерты проходили с успехом и в режиме активной рок-площадки. Пока в 2005 году клуб не закрылся окончательно (на прощальной вечеринке мне удалось побывать).

Но всё это случилось позже. А тогда, в 90-ом, Алексей частенько заходил в студию поболтать с музыкантами, где мы и встретились. Помню, что много говорили про московский и особенно - ленинградский рок. Делились знакомствами в этих кругах. Помню, что он с некоторой гордостью сообщил, что у него первого в Москве в 1985 году появился альбом "Это не любовь" (группа "Кино", если кто забыл или не знает).

 

А когда мы записывали трек "Я защищаю дом", он принес и поставил в качестве образца идеального гитарного соло песню Майка Олдфилда Moonlight Shadow.

Вот такие простые милые вещи. Так что сошлись мы не совсем коротко, но быстро. Ну а как иначе? Одно (тогда ещё молодое) поколение, схожие вкусы, все были тогда вчерашними московскими студентами...

В последний раз я видел Лёшу с супругой в 2015 году на концерте "Тамбурина" в каком-то московском клубе. Внешне он мало менялся. Но главное, что он оставался таким же негромким, рассудительным, с хорошим русским языком, что я всегда особенно ценил.