АНДРЕЙ ГОРОХОВ: ПОДРОБНО ОБ "АДО" И НЕМНОГО О СЕБЕ (2007)

Andrei Gorokhov

Я родился в древнем (почти 830 лет от первого упоминания) городе Коломне, в ста километрах южнее Москвы. Город, около 150 тысяч жителей, стоит на трех реках – Оке, Москве и Коломенке. Кремль, монастыри, две футбольные команды, игравшие на первенство области в классе Б советского футбола, каток с искусственным льдом (редкость по тем временам), трамваи (тоже редкость для Московской области), режим для посещения иностранцев. Крупные заводы: тепловозостроительный, станкостроения, щуровский цементный. И, конечно, родной КБМ (о нём немного ниже). Педагогический институт, военное и музыкальное училища (для курсантов и студенток проводили совместные дискотеки, у меня было несколько знакомых семей, созданных по схеме офицер + учительница музыки).

Окончил 21-ю школу и поступил в МВТУ им. Баумана, куда шли тогда многие коломенские ребята, поскольку в городе было (и есть) то самое родное профильное конструкторское бюро: мой отец много лет руководил там отделом испытаний, где требовались выпускники кафедр спецмашиностроения МВТУ. Конечно, это было мне совсем не близко, но таково было требование социума. 

На четвертом курсе я начал всерьез учиться играть на гитаре и почти сразу пробовал писать песни. Помню, что первой получившейся была "Река", а второй - "Алессандро". В это же время я познакомился с Валерой Аникиным, который учился на курс младше. Он покорил меня своим аккомпанементом на классической гитаре - не просто бренчал, а умело выводил басовую и мелодическую линию, не забывая, конечно, и о ритме. Я показал свои первые вещи, ему понравилось. Мы поехали в Коломну записывать их в моей домашней студии.

ПАССАЖИР - АДО
00:00 / 00:00

Валера сначала прописывал бас, я пел и играл на ритм-гитаре. Потом на этот слой мы накладывали следующий - его соло и мои подпевки, гармошку и флейту. Так появился «Ночной суп», который я отправил в Ленинград на конкурс магнитоальбомов журнала "Аврора", который курировали писатель А.Н. Житинский и Б.Б. Гребенщиков. Мы сходу взяли диплом второй степени, пропустив вперед "Группу крови" Цоя и альбомы каких-то других суперзвезд, сейчас не помню. Но главный успех состоял в другом - во внимании к нам БГ и "Аквариума".

Оторвавшись от "Аквариума", к нам в Москву перебрался на пару лет альтист Иван Воропаев, который помог сделать наш первый профессиональный альбом "Останови меня, Ночь". Без его мастерства и опыта альбом таким цельным не получился бы. Параллельно мы разогревали "Аквариум" на нескольких гастролях. По приглашению Гребенщикова я спел второй голос в заглавной песне фильма "Черная роза..." "Лой быканах" у режиссера Соловьева на "Мосфильме". Был выезд в Литву (Клайпеда) с группой Дюши Романова "Трилистник", где мы поддерживали выставку митьков.

Песни "Пассажир" и "Останови меня, Ночь" попали в десятку хит-парада узбекской республиканской газеты, после чего мы слетали в Ташкент и Ангрен, где за неделю дали 10 концертов. Валера был очень доволен, потому что учиться в Москву он приехал как раз из столицы Узбекистана. Снялись на центральном ТВ в передачах "Взгляд" и "Программа А". Круто по тем временам. Несомненно, что скоро мы стали самой известной в стране молодой акустической группой. Получив диплом в Бауманском, устраиваться по специальности я окончательно раздумал.


 

ЧТО ОСТЁТСЯ НАМ - АДО
00:00 / 00:00

В 91-м мы несколько сошлись с Арменом Григоряном и его "Крематорием". Чуть раньше - с Шурой Лаэртским. Группа довольно активно выступала в составе Горохов - Аникин – Митя Юнькин на басу (еще один наш коллега по Бауманскому) – Воропаев (ему на смену в 91-ом пришла скрипачка Таня Коробочкина). Иногда на перкуссии играл Коля "Кондрат" Игнатичев. Записали два эклектичных альбома - "Золотые орехи" и "Осколки". Выживать было очень трудно, ничего веселого не вспоминается, кроме возникшей большой и многолетней дружбы с Рязанью. И, пожалуй, моей работы в качестве ведущего на Radio SNC. Да! И еще, конечно, факт нашего первого официального релиза: на ленинградской "Мелодии" в декабре 1991 г. вышел винил "Останови меня, Ночь", записанный на "Форпосте" за полтора года до этого. Ровно через три года (декабрь 1994) вышел и первый CD.

С помощью наших менеджеров Андреева и Смирнова (оба - Сергеи) группа издала несколько номеров самодельного журнала "Охота", от глагола "хотеть". Писали о музыке, переводили из "Rolling Stone", рекламировали свои и чужие альбомы... Оба Сергея вскоре ушли (Смирнов - в клуб "Не бей копытом", Андреев - в "Логоваз" к Березовскому). В последние годы сотрудничество с Андреевым возобновилось. У него успешный архитектурно - мебельный бизнес, офисы в Москве и Ферраре. Хотя по образованию он историк и лингвист, окончил Лумумбу. Между прочим, он тоже из Коломны, но помладше.

Под формальным патронажем "Охоты", а на самом деле на деньги группы, были проведены несколько акустических туров Москва - Коломна - Рязань. В разные годы с нами ездили питерские "Тамбурин", недолгосрочный проект Рыбы "Оазис Ю", Силя и его "Выход", а также рязанский "Дом Художника". Остались кое-какие пленки и фотографии. 

ОНА ВЫШЛА ИЗ ДОМА - АДО
00:00 / 00:00

Самое, пожалуй, важное событие этого периода - приход в группу (осенью 92-года) талантливого рок-пианиста Юрия Смолякова. Его привел Аникин. А история была такая. Валера пришел на концерт "Крематория" (хотя, в отличие от меня, ему их песни не нравились), заскучал и сел в фойе поиграть на сопилке (украинская дудка, которую он купил в Донецке на гастролях), там к нему и подошел Юра, который тоже не любил "Крематорий", и начал подыгрывать на гитаре. Узнав, что Валера из "Адо", через пару дней пришел к нам на репетицию, тем более, что репбаза находилась в доме на проспекте Мира, где Смоляков живет до сих пор.

Большой поклонник аутентичного московского рока, с барабанами и электрогитарами, Юра начал осторожно менять звук. С его кумиром и учителем К.Н. Никольским мы также успели пару раз сыграть. В 95-м Костя даже записал по моей просьбе соло в песне "Я тебя никому не отдам". Я понимал, что наша акустика в чистом виде доживает последние дни, а, стало быть, пора было менять состав. Забыл еще сказать, что Юрий учился в то время в Академии управления, которую впоследствии и закончил.

У бельгийского продюсера русского происхождения Мишеля Драшуссофф после посещения нашего московского акустического концерта возник интерес к группе, после чего последовал заказ на запись альбома. К тому времени мы уже начали пробовать басистов и барабанщиков, с которыми можно было бы выступать и записываться. Бауманцы одной ногой еще оставались в группе, записывались в студии и играли концерты, но над "Веди себя хорошо" работал уже переходной состав Горохов - Смоляков - басист Михаил Митрофанов. Барабанщик Саша Косорунин и соло-гитарист Саша Риконвальд приглашались, как сессионные музыканты. Хорошие ребята и отличные музыканты. 

ВЕДИ СЕБЯ ХОРОШО - АДО
00:00 / 00:00

Мы сделали этот альбом. Режиссер Максим Свиридов снял забавный пластилиновый клип на заглавную песню, она попала в ротации на FM. Диск напечатали во Франции, он продавался в Париже (его там видел Олег Сакмаров). Хотя, конечно, Драшуссофф готовил его в первую очередь для российского рынка. В 2001-м я поменял микс альбома и его редакцию, а также выкупил права на него (единственный альбом, на который у нас не было стопроцентных прав).

Хочу сказать о ребятах из бауманского состава. Юнькин после ухода из "Адо" поиграл на басу в начинающей группе, а ныне работает в бизнес-фирме. Валерия я вижу чаще: иногда мы играем вместе. Человек умеет все, а чего не умеет, тому может научиться. Сначала он собирал компы, потом что-то строил, даже успел поработать госчиновником в префектуре ЮВАО... О Воропаеве почти ничего не знаю, к сожалению.

"Алфавит" я решил делать с новой ритм-секцией, которую привел Смоляков. Барабанщик Игорь Иванькович (даже он умудрился недолго поучиться в Бауманском, как выяснилось позднее) и басист Сергей Решетников уже играли вместе. Поначалу все было отлично - сделали три вещи, которые легко прошли на радио (после хита "Веди себя хорошо" предлагать наши песни стало гораздо проще), особенно "Когда ты остаешься одна". Я готовился к хорошему контракту, но все мои надежды были похоронены дефолтом августа 98 года. 

Альбом мы закончили, но издали невыгодно. Тянуть с выпуском я не хотел, но после августовского хамства никто бы ожидаемых условий нам и не предложил. Альбом вышел, и мы начали играть его в московских клубах (это был самый активный концертный период в истории "Адо"). Играли за любые деньги, чтобы выжить, и, надо сказать, здорово сыгрались. К тому же сразу после "Алфавита" я пригласил в группу молодого гитариста Илью Шаповалова, с появлением которого строительство электрического состава "Адо" можно было считать завершенным.

Я УБЕГАЮ ОТ ДОЖДЯ - АДО
00:00 / 00:00

В группу в это же время вернулся наш бывший администратор Кирилл Россолимо (в Москве есть улица, названная именем его родственника). Правда, вернулся он в качестве перкуссиониста. Человек бросил работу, довольно выгодную, скупил самую лучшую перкуссию и начал учиться на ней играть. Его квартира похожа на музей музыкальных инструментов. Сейчас, например, он тренируется на ситаре. Мечтает о путешествии в Индию.

Музыкальный рынок был похоронен, как и многое другое в России. Я был в отчаянии. Походы в музыкальные издательства стали унизительными, перед ребятами при выдачи концертных денег было если не стыдно, то, как минимум, неловко. Короче, я не выплывал. Тогда один из моих друзей (сваливший в конце концов в Торонто) предложил уехать для заработков в Европу. Терять мне было нечего, я вцепился за это предложение зубами.

Я уехал в Швейцарию, а именно - в Лозанну, и моя жизнь сильно изменилась. Только стоило ли ждать дефолта, чтобы что-то изменить в себе и вокруг себя? Фактически я эмигрировал, хотя это была "мягкая эмиграция", т.е. я жил на два дома. Сейчас так многие, делают и чем-то удивительным это не является.

Я ИДУ НАВСТРЕЧУ СОЛНЦУ - АДО
00:00 / 00:00

Группа в этот период мало выступала и записывалась, выходили только сборники и переиздания: двойник "Нежный рок-н-ролл", который неплохо продавался, новый микс альбома "Веди себя хорошо" и книжка с нашими песнями, все это сделал Олег Климов на своем лэйбле СВТ Студия. 


Осенью 2004 г. я надолго вернулся в Москву с тем, чтобы начать запись нового альбома. В декабре начал работать в студии. Практически весь материал к альбому был написан в Лозанне. Уже весной 2005-го вышел сингл "Goodbye Shaker" с несколькими песнями из новой программы. Работа над новым альбомом (а также большая пауза между нынешней и предыдущей сессией) заставили меня привыкать к новым технологиям звукозаписи, которые сейчас используются в хороших московских студиях. На это ушел год. Казалось, что первые треки записаны очень неплохо, но через некоторое время понимаешь, что не удалось использовать то, о чем узнал позже... и без чего уже не можешь обойтись. Если не сдаваться, то можно потерять много времени, но, несомненно, выиграть в качестве. Я - за второе... Запись удалось закончить только к концу 2006 года. 

Новые треки с "Ursus" появились на радио только через год, причем не там, куда я их предлагал, хотя радиостанции продолжают использовать и несколько старых записей, главным образом, "Веди себя хорошо" в обеих версиях, "Я убегаю от дождя" и "Когда ты остаешься одна". Принципиальный для нас 2007 год в целом прошел в соответствии с нашими  планами - выпустили новый альбом, несколько сборников и вернулись к концертной деятельности.