Первой пластинке "Адо" - 30 лет! 

ОСТАНОВИ МЕНЯ, НОЧЬ - АДО (1990)
00:00 / 00:00
gorokhov.jpg

Андрей Горохов (2021):

В этом году исполняется 30 лет выходу нашей пластинки "Останови меня, Ночь". Первый официальный сольный релиз "Адо". До этого была сборная тропилловская кассета для фестиваля "Авроры" (см.фото) и сборный диск "Мелодии" (о нём ниже). Возможно, я немного (или слишком) тороплюсь, поскольку этот винил мы забрали из Ленинграда только в декабре 91-го года (а сейчас на дворе май 2021-го), но тому есть объяснение.

Когда физически был изготовлен диск никто не знает. Возможно, тираж несколько месяцев провалялся на складе "Мелодии" до того дня, как мы его оттуда вывезли. Предложение выпустить пластинку изначально шло от известного писателя Александра Житинского, который, как справедливо считается, и открыл "Адо" для общественности. Первыми этим открытием воспользовались музыканты ансамбля "Аквариум" Борис Гребенщиков и немного позже - Иван Воропаев.

 

Ранее в 1988-ом году наша первая лента (даже ленточка, поскольку это был мини-альбом на 8 номеров) "Ночной суп" стала лауреатом конкурса магнитоальбомов журнала "Аврора". Который и организовал Житинский, пригласив в жюри Гребенщикова, а также знаменитого кинопереводчика и будущего музиздателя (SoLyd Records) Андрея Гаврилова. И некоторых других экспертов. В "Авроре" была опубликована комплиментарная рецензия на "Ночной суп", которую многие заметили. 

cassette.jpg

Издатель кассеты "АнТроп" вместо заявленной песни "Пассажир" опубликовал более динамичный "Стакан воды"

Почти сразу начались разговоры о сольнике на "Мелодии", но для него нужна была профессиональная фонограмма, поскольку "Ночной суп" был сделан у меня дома в Коломне на коленках. После двух неудачных попыток записать мультитрек (студия Андрея Синяева в ДК МЭЛЗ и "Рекорд" Юрия Чернавского на Преображенке) в начале 90-го мы пришли в студию Форпост на Спортивной. Об этой студии мне рассказал гитарист Валерий Аникин, с которым мы учились на одном факультете МВТУ им.Баумана. И с которым вдвоём мы тот подмосковный "Суп" и записали. 

К 1990-му году мы уже немного окрепли как коллектив. Выезжали на гастроли в другие города и республики, придумывали новые песни. Кроме меня и Валерия в группе тогда играл сочетавший работу в "Адо" и "Аквариуме - Трилистнике" Иван Воропаев. И ещё один парень с нашего факультета - басист Дмитрий Юнькин. Квартет. Который и считался первым составом "Адо".  

Студийная работа затянулась на несколько месяцев. Писали на 8-канальный Fostex на 1/4 дюймовую ленту (двойная скорость), которая внешне напоминала обычную бытовую катушку для какой-нибудь "Илети" или "Яузы". Единственным инструментом, который подключался, был бас. Для пения, акустической гитары, альта или флейты провода не нужны. Типичный акустический альбом, который позже стали ранжировать как фолк-рок (сам я так никогда не формулировал). Начинали работать с молодым звукорежиссёром, который нас почти сразу не устроил. Поскольку мы тогда и сами были слишком молоды для крупного профессионального проекта. 

Там же после пары смен познакомились с другим, более опытным парнем, который всю фонограмму записал и свёл. Мы с ним сдружились, поскольку был он весёлого нрава и "имел уши", как выражался Ваня Воропаев. Звали его тогда Дима Иванов, а ныне он Даман Калия - повар вегетарианской кухни (помимо звукорежиссуры). После копирования я отвёз готовую ленту на техническую экспертизу Андрею Гаврилову, которую мы прошли. И оригинал фонограммы, а также фотографии и титульная акварель Лоры Хорошко (супруга Воропаева), уехали в Ленинград.

Stop Me Night.JPG

Стоит сказать о финансировании записи. Через своих бауманских друзей Аникин вышел на японского бизнесмена господина Като, который нам помог. Помню, что за деньгами мы несколько раз ездили в его офис, который располагался в знаменитом московском доме. В том самом, где внизу работал кинотеатр "Ударник", недалеко от Кремля. Показывали и рассказывали ему как идет работа. Като-сан принимал нас по утрам лично, покольку нормально говорил по-русски. В работу он не вмешивался. На задней стороне конверта альбома впоследствии будет опубликована официальная благодарность. 

Через несколько месяцев после окончания нашей сессии, в смену Димы Иванова, было совершенно вооружённое нападение и украдена вся аппаратура и инструменты. К счастью никто не пострадал. Как рассказывал сам Иванов: влетели, всех положили на пол и всё вынесли. Студия нападения не пережила и закрылась. Но зато активно заработал музыкальный клуб Форпост, который стал для нас основной концертной площадкой в то время.

Ado.jpg

На Форпосте, как позже выяснилось, существовал концертный зал и несколько творческих кружков. Поскольку он являлся "пионерским" муниципальным клубом. Подобных в советское время было множество и располагались они, как правило, в полуподвальных, т.н. цокольных этажах жилых домов. Уже осенью того же 1990-го года мы начали играть там свои сольные и сборные концерты. Во многом благодаря Алексею Яковлеву - кадровому педагогу Форпоста (и музыканту группы "Фак'т"), который по сути этот клуб создал и успешно им несколько лет управлял.

 

Ленинградская "Мелодия" (а тогда её возглавил Андрей Тропилло) поместила две наших песни на т.н. сигнальную серию с четырьмя исполнителями на каждом диске (кроме нас там был Силя, и два Андрея: Цыбин и Машнин, см.фото). Коммерческая разведка. Причем, я узнал о выходе этого сигнальника (и вообще о существовании этой серии) когда по почте получил посылку с этой пластинкой. Этот диск у себя в Сыктывкаре купил в ларьке "Союзпечать" известный журналист Боря Суранов (увы, скончавшийся несколько лет назад).  

signal.JPG

Но после сигнальника дело встало, хотя решение о сольнике было принято. Ни Житинский, ни Гаврилов, ни Андрей Бурлака (который работал тогда редактором у Тропилло) не смогли ничего объяснить, поскольку в стране всё начало стремительно рушиться. Мне надоело ждать и я позвонил прямо на завод ("Мелодия" имела свой полный цикл производства) и спросил готова ли пластинка ансамбля "Адо"? Да, ответила мне женщина, давно. Если хотите, то мы её в продажу не отдадим, а вы сами выкупайте и вывозите тираж (более трёх тысяч, как оказалось). Назвали цену в 2 руб. 50 коп. за пластинку, т.е. обычную магазинную.

​Наши менеджеры нашли кредиты и мы перевели деньги "Мелодии". Конечно, не по 2-50 за диск, а по 5-30. Поскольку в самый последний момент "обнаружились" новые обстоятельства. Одно из них, названных, что бумагу теперь завод покупает на бирже, а она там подорожала... Хотя диск и конверт были уже отпечатаны и упакованы в коробки по 20 шт.

​Ну фик с ним, радость же переполняла. Да и три подряд аншлаговых концерта запланированных на том же Форпосте давали надежду на хорошие продажи. Наша цена за диск была 15 рублей против занятых по кредиту 5-30. На завод приехали с бригадой Сергея Смирнова (наш тогдашний менеджер), забрали коробки. Также в художественном отделе "Мелодии" нам вернули все оригиналы для полиграфии. Тираж везли обратно поездом, с приключениями, но довезли. Сложили всё в общаге Университета дружбы народов по протекции Сергея Андреева - еще одного нашего менеджера, который тогда Лумумбу и заканчивал.

 

Несколько месяцев диски продавали исключительно на концертах, но потом начали отдавать и в торговые сети. В конце концов, тираж разошёлся. В последние годы несколько раз и у разных людей, которые тогда были близки к группе, обнаруживались давно забытые коробки. Так случилось и в этот раз и, думаю, в последний. Приятно, что случился этот "последний раз" в юбилейный год выхода "Останови меня, Ночь" на "Мелодии".

DSCN9007.jpg

P.S. Добавлю кое-что, чтобы закрыть виниловую тему.

 

Отношения с заводом в Питере на этом не закончились. Был ещё один факт. Спустя пару лет мы решили (полностью пройдя весь технологический цикл самостоятельно) сделать и продать ещё один винил. На этот раз т.н. "белый альбом" с облегчёнными версиями "Осколков" и "Золотых орехов". По альбому на сторону. Поэтому звучание пластинки было увеличено до 50 минут.

 

Договорились на питерском заводе с неким Толиком сделать матрицы (два сплава на каждую сторону), с которых и давится тираж. Немолодой Толик всё сделал отлично и вынес на проходную эти матрицы. В журнале "Крокодил" таких шаржировали и называли "несуны". Но благодаря таким мастеровитым людям дела в совке и делались. Там же на проходной он получил наличные и суетливо, но привычно, принял их со словами: спасибо, обращайтесь.

 

Эти матрицы и материалы для полиграфии мы отправили в другую страну. Где и была отпечатана пластинка "Адо" 92-94 (Осколки + Золотые Орехи). Тираж по ошибке, а скорее всего, умыслу, был изготовлен и упакован в количестве 10 000 экземпляров. Что было уж совсем неприлично в наступившую цифровую эпоху. Да ещё и в двух вариантах конверта - глянцевый и грубый матовый (второй мне понравился больше).

 

Я заказывал максимум 3 000, но пришлось заплатить, конечно. Для справки. Кредит на весь цикл производства составил около 1500 у.е. (убитых енотов) под более чем 20 процентов в месяц (в енотах). Кто помнит начало 90-х понимает, что это была за сумма. Тираж привезли в Москву весной 1994 года, сразу же сыграли большую презентацию на Герцена в Центральном доме медика. 

Ado_94_osk.jpg

Горохов, Аникин, Смоляков, Юнькин. Презентация "белого альбома" в ЦДМ на ул. Герцена в Москве. Весна 1994 года.